Храм Живоначальной Троицы на Грязех Храм Живоначальной Троицы на Грязех

Слово новомучеников 34. «Я Советской власти не враг». Заявление патр. Тихона.

 

Больше года глава Русской Церкви находился под арестом, включавшем в себя применение самых разнообразных методов подавления воли, которыми располагало ГПУ. После публикации послания из заключения в июне 1923 года, известного под названием «Я Советской власти не враг» патриарх был освобождён, хотя и продолжил находиться под следствием.

В этом выпуске мы разбираемся, стал ли патриарх «другом» Советской власти, означало ли это легализацию церковного управления и можно ли говорить о подчинении Церкви господствующему политическому курсу.

Слово новомучеников 33. «Отныне патриарх Тихон — мирянин Василий Белавин»

За семь лет борьбы с Церковью Советская власть достигла некоторых тактических результатов: наиболее активные епископы и священники были заключены в тюрьмы или расстреляны, при поддержке ОГПУ вербовал сторонников обновленческий раскол.

Однако все эти достижения не имели значения в глазах верующих, пока во главе Церкви стоял истинный пастырь - Святейший патриарх Тихон, который недвусмысленно осуждал эти деяния. Устранение патриарха - сначала административное, а затем физическое, - стало, таким образом, основной задачей антирелигиозной политики государства.

Слово новомучеников 32.«Христос и в тюрьме есть!» Еп. Серафим (Звездинский)

Всего три года архиерейства, и только в одном городе. Как древние епископы-мученики владыка Серафим (Звездинский) стал церковным женихом Дмитровской кафедры. Его любовь и забота о церкви этого города не прекратилась и в тюремном заключении, из которого епископ посылал ей тёплые послания и «арестантский Хлеб».

Слово новомучеников 31.Письма к матери из Таганской тюрьмы. Еп. Афанасий (Сахаров)

Епископ Афанасий (Сахаров) — один из немногих архиереев Русской Церкви, переживших Большой Террор и умерших своей смертью. Из 42 лет своего архиерейского служения только десять он был допущен до трудов в епархии, а остальные провёл в ссылках и тюрьмах.

Заключения, которые составили большую часть его жизни, владыка Афанасий не пытался просто переждать или перетерпеть. Именно в тюрьме, с его точки зрения, и совершалась настоящая церковная жизнь. В письме матери из Таганской тюрьмы ( Письмо епископа Афанасия (... @Telegraph ) он пишет: «Здесь лучше, чем на свободе, это я, не преувеличивая, говорю.

Здесь истинная Православная Церковь». В сослужении находящегося в заключении духовенства владыка совершал уставные службы, писал богословские тексты, ободрял свою паству, выражал своё мнение по поводу ситуации в Церкви.

Слово новомучеников 30.«Вносить раскол в организованные ряды враждебной нам церкви».

Программа Троцкого по разрушению Церкви изнутри предполагала организацию сети центров «прогрессивного духовенства». Ячейки «Живой Церкви» создавались по всему Союзу с целью "захвата политического и идейного руководства" православными приходами.

Для этого обновленцы должны были помочь своими показаниями физически уничтожить или изолировать «тихоновцев». Скомпрометировав себя доносительством и утратив доверие паствы, они, по мысли ГПУ, оказывались следующими в очереди на уничтожение.

Цели и методы работы, способы вербовки сторонников и показатели лояльности изложены в секретном документе ГПУ по Украинской ССР, попавшем в распоряжение историков.

Слово новомучеников 29.Письма жене из тюрьмы. О. Михаил Чельцов

Протоиерей Михаил Чельцов был одним из тех, кто получил смертный приговор в рамках Петроградского процесса. В камере смертников Отец Михаил сорок дней ожидал приведение приговора в исполнение после чего узнал, что его наказание заменено на тюремный срок.

Свои переживания, надежды, обращения к Богу и близким, бытовые детали жизни в камере, и встречавшихся ему людей будущий священномученик описал в письмах жене на пути следования к месту заключения (https://telegra.ph/Pisma-o-Mihaila-CH....

Впоследствии они легли в основу книги "Воспоминания смертника о пережитом" (https://azbyka.ru/otechnik/Mihail_Che.... В 1931 году отец Михаил пережил второй арест и пребывание в тюрьме на Шпалерной, закончившееся его растрелом.

Слово новомучеников 28. Предсмертное письмо против шкурничества. Митр. Вениамин Петроградский.

В июле 1922 митрополит Вениамин, архимандрит Сергий (Шеин), профессор Юрий Новицкий и адвокат Иван Ковшаров ожидали расстрела на Шпалерной ул. в Петрограде, в Доме предварительного заключения.

Через несколько дней после объявления приговора митрополит написал последнее в своей жизни письмо другу-священнику, настоятелю одного из храмов на окраине Петрограда протоиерею Петру Ивановскому. Будущий мученик знал о том, что многие городские священники присоединились к обновленцам и не из идейных соображений, но ради сохранения своего положения.

Ответом на призыв некоторых собратьев "спасать Церковь" через "сохранение живой силы" стало письмо-завещание (https://telegra.ph/Predsmertnoe-pismo...) единомысленному пастырю, который смог сохранить его не смотря на аресты и ссылки. И это был призыв себя не жалеть ради Церкви, а не жертвовать Церковью ради себя. У митрополита-смертника было моральное право так писать.

Слово новомучеников 27. Дополнение.«Я готов без ропота встретить смерть...»

 

Митрополит Вениамин (Казанский) без сомнения, был основной мишенью, по которой била советская власть в рамках Петроградского процесса. Однако вместе с ним до смерти пострадали и его ближайшие сподвижники: юрист, профессор Юрий Новицкий, адвокат Иван Ковшаров, архимандрит Сергий (Шеин). Каждый из них встретил свой смертный приговор мужественным последним словом.

Слово новомучеников 27. Последнее слово митрополита Вениамина.

 

Декрет от отделении Церкви от государства поставил власть в Русской церкви вне закона и лишил её имущества. Но чтобы заставить замолчать – недостаточно что-либо запретить. Нужно уничтожить, убить, обесчестить.

Именно на это был направлен Петроградский процесс. Под видом суда за сопротивление изъятию церковных ценностей, Советская власть физически устраняла митрополита Вениамина и его сподвижников, сопротивлявшихся захвату церковной власти пособниками большевиков.

Но прежде вынесения смертного приговора нужно было убедить жителей города, что церковники – враги, а любимый народом митрополит – главный из этих врагов. Для этого был устроен показательный процесс. Перед приговором, почти перед открытой могилой, слово в свою защиту произнесли обвиняемые. Сто лет спустя это слово, слово новомучеников, звучит в тех же стенах.

Слово новомучеников 26.Тюремные дневники. Архим. Гурий Егоров.

 

В 1918 году в Петрограде было образовано Александро-Невское братство. У его истоков стояли три молодых иеромонаха: Гурий Егоров, Лев Егоров и Иннокентий Тихонов. Перед самой Революцией они развернули активную деятельность, вдохновляли молодых петроградцев на подвиги молитвы, милосердия и просвещения, помогали им жить вместе и жить церковно в непростое время.

Масштабные репрессии начались в 1922 году. 1 июня, сразу вслед за митр. Вениамином, были арестованы еп. Иннокентий и архимандрит Гурий, 16 июня — иеромонах Лев и ещё около 30 братчиков. Главной причиной арестов и фабрикации особого «дела православных братств» было стремление властей поставить во главе Петроградской епархии сговорчивых обновленцев.

Архимандрит Гурий пробыл в петроградских тюрьмах целый год, после чего был отправлен этапом в Зырянский край, а затем в Среднюю Азию. В тюрьме он, как и все, тяжело переживал несвободу. Строки из его дневника описывают переживания архимандрита Гурия и те выводы, которые он сделал для себя, находясь среди решеток, тюремных замков и неизвестности печально известной «Шпалерки».